Посланники квадратного мира. Как живет одна из самых необычных народностей Поволжья

В затерянной на востоке Татарстана деревне жители живут по принципам древней монотеистической религии. Себя они называют «истинными чувашами», а свою религию — «обычаями предков». Они верят в бога Турă, приносят ему жертвы, соблюдают древний погребальный обряд и верят, что их бог бережет их от любых невзгод. Журналисты проекта «Idel.Реалии» побывали на таинственном обряде полевого моления и выяснили, как чувашам удалось сохранить и популяризировать свою веру в Закамье.

«Бисмилля» — с этого слова начинают свое моление чуваши из села Старое Суркино, что в Альметьевском районе Татарстана. Как они сами утверждают, только у них до сих пор сохранились традиции — они продолжают из года в год собираться на полевое моление «Учук». Свое село они называют Патраклă.

Рано утром на одном из зеленых холмов у села, где из-под земли бьет священный для местных чувашей родник, собралось с два десятка человек в национальной одежде. Их видно издалека — почти все они в красном или розовом одеянии, а с высокого холма уходят ввысь столпы дыма от десяти костров. На каждом из них котлы, в них — закипает вода.

Еще только шесть утра, но на холме уже кипит жизнь. Официально открытый фестиваль чувашей Закамья Татарстана «Учук» начнется в 10, но чувашам нужно успеть до этого времени совершить свое таинство и подготовиться ко встречи гостей.

Чуть поодаль от костров — бычок на привязи. За ним следят мужчины. Через несколько минут собравшиеся принесут его в жертву, но сначала женщинам нужно прочесть молитву.

Всего в мире проживают около 1,5 миллионов человек этой тюркской народности. Несмотря на то, что большая часть чувашей православные, остались и те, кто исповедуют ислам и традиционную чувашскую религию.

ПАТРАКЛĂ

— Я вот от самой праправнучки Сĕрке, когда в школе работала, записывала историю села! Была знакома, она жила недалеко. Как она говорила, бежали ее предки из села Чага. На карте мне его найти не удалось, — увлеченно рассказывает женщина. — Они пришли сюда. Тут ничего не было — только лес. Даже татар не было! Даже на моей памяти тут только лес и был. Мы им, семье Сĕрке, постоянно спасибо говорим, что они для нас такое хорошее место нашли!

После Ивана Грозного знаете, что было. Думаю, с историей знакомы. Всех пошли крестить. Был такой чувашин Сĕрке, у него было девять сыновей и одна дочь — Матрÿне. Жили они где-то под Казанью, когда пришли [крестить]. Они собрались и ушли в эти края.

Галина Бикбова, учитель-эксперт по русскому языку, русской литературе и чувашской культуре.

Галина Бикбова вспоминает, как тогда на холмы, заросшие лесом, приехали основатели села и стали обживаться. Построить жилища для себя и девяти сыновей — задача непростая.

Не прошло и ста лет, как в деревню, основанную семьей Сĕрке, приехали крестить. Ее ввели тогда в подчинение Ивановского кантона Бугульминского уезда Самарской губернии. Поставили старшину и писаря. Потом в деревне открыли миссионерскую школу. Но крестить жителей Старого Суркино так и не удалось — батюшку прогнали.

— Церкви у нас никогда не было. Есть у нас крещенные, но мы — народ толерантный, — объясняет Бикбова. — Было тогда, в XVIII веке, три-четыре семьи, которые крестились, но их прогнали за речку. У нас сейчас эта улица называется Заречье. У нас здесь есть и те, кто перешли в мусульманскую веру. Если заметили, у нас три кладбища в поселке — православное, мусульманское и чувашское. Сейчас нас немного в деревне осталось, но мы придерживаемся своей веры и никого не принуждаем, принимаем всех. Пусть крестились–не крестились, мусульмане–не мусульмане — мы вообще очень толерантны.

— Что вам дает ваша вера? Почему из года в год вы проводите здесь моления? — спрашивает Бикбову один из журналистов.

— Мы верим в то, что это нам помогает. Вот, например, везде происходят то ураганы — людей, дома сносит, то наводнения или еще что-то. Но у нас, слава богу, все нормально. Даже в Васильевке (ближайшая деревня — ред.) один год прошел ураган — все снесло. А мы живы–здоровы. И мы все говорим, что наш бог нас охраняет, мы поэтому ничего не боимся. По телефону [МЧС] присылает [штормовые] предупреждения, мы говорим: «Нет, наш бог нас сбережет».

ЧУВАШСКАЯ ТРАДИЦИОННАЯ РЕЛИГИЯ

— Ваша религия — это язычество?
— Да, наверное, — говорит одна из женщин, моющих крупу в роднике.
— А Галина говорит, что нет, — отвечает ей другая.
Спрашиваем у Бикбовой — она эксперт.

— Это неправильно, наша религия — не язычество. Это просто дохристианская вера, которая сохранилась. У нас один старший бог — Турă. У реки есть свой бог, у полей есть свой бог, у деревьев есть свой бог, в лес идем — бога леса вспоминаем. У всех своя семья. Например, когда топим баню, говорим о боге, который там живет. Или когда в воду купаться лезешь, тоже бога воды вспоминаем. Мы очеловечиваем семью вот эту божественную. Там есть свой старший, есть у каждого свой назначенный бог, — объясняет Бикбова.

Одиннадцать лет назад на этом самом холме впервые прошел Открытый фестиваль чувашей Закамья, а за несколько часов до него — полевое моление «Учук». Чуваши не запрещают посторонним наблюдать за ним, но все же не афишируют то, что за пару часов до праздника на соседней поляне приносят жертву.

Чуваши не придерживаются постов, у них нет священников, но есть старшие по молению — мучавары . Они уверены, что их вера, как и десятки других дохристианских верований, стали основой для мировых современных религий.

— У нас точно такие же заповеди. Праздники похожи с христианскими, например. Но мы пасху немного раньше отмечаем. Если мы родились в этой вере, значит богу было так угодно, и мы должны сохранить ее до конца, — уверена мучавар Галина Бикбова.

Суть религии чуваш в поклонении природе, ее сохранении и жизни в согласии с ней. Несмотря на мирный характер чувашских традиций, местные православные регулярно пытаются запретить проведение празднований и молений.

— После нас вера наша вряд ли останется. Современная молодежь мало ее ценит — многие крестятся. По нашей религии, если женщина крестилась, то это не грех, а если мужчина крестится в зрелые годы, когда он в здравом уме, то это считается большой грех. Так у нас повелось.

Жители села стараются прививать свои традиции молодежи: проводят вечера в местном клубе, рассказывают о вере, истории. В поселке проводят чувашские свадьбы. Они, кстати, бывают только осенью, чтобы праздновать уже после всех полевых работ.

МОЛЕНИЕ

Трое мужчин отвязывают бычка от забора и ведут на поляну, к ручью. Его обвязывают, чтобы легче было повалить. В это время женщины несут большую кружку с домашним пивом – сăра – а также соль, ковш с водой, полотенце и лепешку.

Мужчины держат бычка за веревки, женщины начинают читать молитву. Все, что они принесли к бычку, у них в руках.

Через пару минут молитвы. Галина Бикбова (именно она ее и читала) кладет полотенце на траву и, отрывая от лепешки кусочки, кладет их на него. Другая женщина поливает водой голову бычка. Животному это не нравится, и оно пытается вырваться.

— Аминь, аминь, аминь, — заканчивает, три раза кланяясь, основную часть молитвы женщина.

Она забирает у третьей женщины кружку с пивом и, приговаривая молитву, поливает им траву у полотенца.

— Аминь, аминь, аминь, — снова произносит она.

Женщины забирают полотенце с лепешкой и уходят к ручью, чтобы отпустить хлеб по течению. Один из мужчин в это время гладит бычка по голове.

По возвращении женщин, ужчины с большим усилием валят бычка на землю — он сопротивляется. Самый молодой мужчина — ему около сорока — бежит к пеньку с ножами и топором. Хватает нож и возвращается, передавая его участнику ритуала. Они держат бычка. Мужчина с ножом замахивается, и нож впивается в шею животного. Оно воет, трава становится красной от алой крови.

Трое мужчин остаются на поляне и разделывают тушу. Чувашские религиозные предписания запрещают показывать ритуал заклания животных детям, молодым женщинам и девушкам, поэтому животных забивают в особых, закрытых деревьями местах.

На этом моление не заканчивается. Мужчины должны снять с животного кожу, мясо, отрезать ноги и голову. Голова и связанные вместе ноги используются во второй части моления, а внутренности и кожа — закапываются в специально отведенном для этого месте.

Через час разделки туши от бычка остается только голова и четыре ноги, связанные вместе. За рога мужчины крепят веревку, к ней привязывают ноги. Ухватив все это за веревку, они несут остатки к дубу, что прямо у ручья. Там уже стоит лестница. Один из мужчин поднимается по ней и за ветку крепит конструкцию. После каждому присутствующему дают отпить немного пива из кружки. Основная часть обряда завершена.

Обычно чуваши во время полевого моления не режут бычка — обходятся чем-нибудь вроде гуся или барана. Само моление традиционно проходит в конце июня. Чуваши во время этой молитвы просят своего бога о здоровье, благодарят за то, что удалось все посадить, просят, чтобы урожай был удачным, чтобы народ жил дружно и везде был мир.

Когда каша с мясом сварится, чуваши раздадут ее гостям, которые к этому времени уже соберутся. На соседнем холме пройдет основной праздник, где установят сцену для чувашских коллективов со всего Поволжья. В это время устраивается большое моление — благодарность за еду.

СТРУКТУРА МИРА В СОЗНАНИИ ЧУВАШ

Чуваши верят, что мир создан богом Турă, но не помнят, как именно — слишком давно это было. Согласно преданию, на Земле сначала был только один язык и одна вера, но потом бог создал 77 разных народов, 77 языков и 77 религий. Им достались чувашские язык и вера.

Мир в представлении чуваш — это квадрат, окруженный морем. Каждый час море съедает часть берега, постоянно подкрадываясь к дереву. Дерево стоит посередине квадрата суши. Оно и четыре столба (золотой, серебряный, медный и каменный) по углам мира держат небосвод и соединяют все миры между собой — верхний, наш и нижний. На вершине столбов — гнезда, в них по три яйца, в которых утки. По углам мира стоят богатыри, они охраняют людей от всех бед и несчастий.

Нажмите на цифры на изображении, они кликабельны

Çӱлти тӗнче
Çут тӗнче
Леш тӗнче

Çӱлти тӗнче
Верхний мир (обитают боги, им предстоящие пирӗшти (ангелы) и добрые силы)

Çут тӗнче
Светлый мир (обитает все живое, человек и растения)

Леш тӗнче
Тот мир (территория Шайтана, Сехметя и всех злых сил)

В одном из верхних ярусов живет бог пирешти Кебе, его главная задача — передавать молитвы людей богу. Чуть ниже него находится Солнце, потом Луна.

В верхнем мире живет верховный бог Турă. Он может метать молнии, создавать гром и дождь. Вместе с ним в верхнем мире живут души святых и неродившихся детей. Когда человек умирает, его душа по радуге поднимается вверх. Если человек был грешен, то по узкому мосту его душа попадает в нижний мир — ад. В аду девять котлов, где варятся души умерших грешников. Слуги дьявола — бога подземелья — поддерживают огонь в котлах.

Чуваши живут в самом середине мира — у главного дерева. Однажды, верят они, море подойдет к самому дереву, и тогда мира не станет. Бог создаст новый.

«УЧУК»

Около 9 утра на соседнем холме возводят первые шатры. Через час там начнется фестиваль «Учук». Недалеко уже репетируют первые коллективы — все в национальных костюмах. Одни приехали из Чувашии, другие — из соседних регионов Поволжья. Возвели сцену, поставили скамейки, установили палатки с едой — жарят шашлык.

Этот праздник не такой, как моление на первом холме. Он больше похож на сабантуй или день города в провинции — дешевые игрушки, запах жареного мяса и палатки с народным творчеством.

Для жителей Старого Суркина фестиваль очень важен, он помогает им открыто проводить у себя в деревне моление.

— В советское время скрытно бабушки приходили и делали моление. А с 90-х годов открыто, в виде фестиваля, — рассказывает Галина Бикбова. — К нам [Айрат] Хайруллин (мэр Альметьевска и глава района — ред.) сам приезжает. Мы в Челябинск, Екатеринбург выезжали с этим обрядом, показывали. Там чувашские центры есть. Целый парк был народу, каши не хватило! Специально автобус нам дают. Нас очень поддерживает «Татнефть», «Альметьевнефть». Они вообще у нас очень хорошие друзья, они всегда помогают! Но есть те, кто палки в колеса вставляют, обычно православные. Но их не так много.

Жители Старого Суркина уверены, что еще много лет смогут проводить свой фестиваль и моления на родной земле. Единственного, чего они боятся, что их дети уже не захотят чтить память предков и верховного бога Турă.

Источник: currenttime.tv

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий