О чем молчит смерть

Гибель в СИЗО фигуранта дела о хищениях на Адмиралтейских верфях может иметь далеко идущие последствия и для других предприятий отрасли.

В начале февраля покончил с собой фигурант крупнейшего уголовного дела о коррупции в объединенной судостроительной корпорации. Бывшего гендиректора АО «НовИТ ПРО» Валерия Пшеничного нашли мертвым в одной из камер СИЗО-4 УФСИН РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, расположенного на улице Лебедева. По данным «Коммерсанта», бизнесмен дождался, когда соседей уведут на следственные действия, и покончил с собой. Около 16 часов конвоир, вернувший в камеру одного из подследственных, обнаружил тело скончавшегося арестанта.

Пшеничный стал фигурантом одного из самых резонансных дел конца 2017-го — начала 2018 года. По версии следствия, компания «НовИТ ПРО» получила аванс в рамках исполнения государственного оборонного заказа на 400 млн рублей. Деньги полагались за проведение проектных работ, связанных с подготовкой к строительству «Адмиралтейскими верфями» новой подводной лодки. Но в итоге стоимость работ якобы была значительно завышена, а 100 млн рублей было выведено со счетов «НовИТ ПРО» и похищено организаторами аферы.

В завышении стоимости контракта обвинили самого Пшеничного, а также заместителя главного инженера «Адмиралтейских верфей» Глеба Емельченкова. Оба свою вину не признали.

«Лайф» со ссылкой на мнение правозащитников предполагал, что Пшеничного могли убить, чтобы скрыть схему хищений на предприятии «Адмиралтейские верфи» в Санкт-Петербурге.

«Нельзя исключать, что опасность может угрожать и подельнику Пшеничного, находящемуся в СИЗО, — заместителю главного инженера «Адмиралтейские верфи» Глебу Емельченкову. Возможно, преступники захотят избавиться еще от одного свидетеля, — предполагает правозащитник Валерий Борщев.

К слову, фамилия Пшеничного известна не только в связи с делом «Адмиралтейских верфей». Есть у Валерия Пшеничного родственник, о котором «Росбалт» рассказывал ранее, также масштабно развернувший бизнес в судостроении. Олег Пшеничный, сам будучи выходцем с «Балтийского завода», что называется, на короткой ноге с его нынешним руководством. Дружеские отношения с семьей Кадиловых позволили предприимчивому молодому человеку создать целый холдинг, начало которому положили крупные эксклюзивные контракты со Средне-Невским судостроительным заводом. Директором последнего тогда был Кадилов, а в дальнейшем он возглавил и «Балтийский завод».

Олег Пшеничный — бенефициар ряда организаций: ООО «Морсудснаб» (поставщик оборудования и материалов на «Балтийский завод — Судостроение»), ООО «Росэкспорт» (поставщик брокерских услуг по таможенному оформлению экспортно-импортных грузов ООО «Балтийский завод судостроение», признано банкротом в 2015 году); ООО «МСС» (поставщик оборудования и материалов на БЗС и «Средне-Невский завод»). Также с МСС аффилировано ООО МСС Транспорт, учредителем которого является жена Пшеничного Ирина (поставщик транспортно-экспедиционных услуг для БЗС).

По данным СМИ, 2015 году Олег Пшеничный стал собственником 25% доли ООО ПКБ «Петробалт». Эта компания стала подрядчиком по разработке техпроекта на ледокол ЛК-25 «В.Черномырдин». Изначально его сдача была запланирована на 2015 год, затем отодвинулась на 2016-й, после сроком был назван конец 2017 — начало 2018 года.

После публикаций в СМИ о проблемах на Балтийском заводе Олег Пшеничный переименовал свою страницу в «ВКонтакте» на «Олег Надымский».

Источники полагают, что это не простое совпадение.

По мнению источника, знакомого с ситуацией, о приближенности Пшеничного к менеджерам «Объединенной судостроительной корпорации» можно косвенно судить и по щекотливой миссии, доставшиеся ему в войне за ПКБ «Петробалт». То самое, которое разрабатывало технический проект ледокола «Виктор Черномырдин».

«По сути, «Петробалт», образовавшийся на осколках конструкторского бюро «Балтийского завода», после того, как государство последовательно забирало активы опального экс-сенатора Пугачева в судостроительной отрасли, тоже должно было стать государственным. Однако не стало», — говорит собеседник агентства.

В 2011 году было решено, что все новые заказы должны идти через специально созданную «дочку» ОСК — ООО «Балтийский завод-судостроение». Ситуация, правда, мало изменилась. Как писал «Коммерсант», срывы сроков при строительстве крупных государственных заказов допускаются настолько часто, что стали чуть ли не привычным делом для судостроительных заводов Санкт-Петербурга.

«ДП» же сообщил, что ОСК, установив контроль над Балтийским заводом, видимо, решила завладеть «Петробалтом», чтобы создать на его базе собственное проектно-конструкторское бюро. Однако госкорпорация не смогла договориться о продаже ПКБ с крупнейшим совладельцем «Петробалта» Валерием Шевелкиным (с 1995 по 2005 год — первый заместитель генерального директора Балтийского завода), которому принадлежит 50% ПКБ (остальные паи контролирует менеджмент бюро).

Как писал ДП, Шевелкин заявлял, что его якобы пытались вынудить безвозмездно отдать ОСК паи «Петробалта». «В случае моего отказа подарить паи Александр Вознесенский пригрозил, что никаких контрактов на рабочее проектирование «Петробалт» не получит, а еще его накажут за разработку плохого технического проекта», — говорил предприниматель.

Вместо того, чтобы сделать «Петробалт» частью «Объединенной корпорации», туда были поставлены доверенные акционеры и компания осталась частной. В итоге, в 2015 году, наконец, сменился состав учредителей «Петробалта» — в него вошел Пшеничный. И тогда на ПКБ как из рога изобилия посыпались заказы от заводов ОСК. Как, впрочем, и на его собственные предприятия.

По некоторым данным, недавно на «Балтийском заводе» прошли новые следственные мероприятия. Правоохранителей якобы интересовали документы, связанные с уголовным делом о выводе денежных средств. Судя по всему, в этой загадочной истории еще не скоро поставят точку, и мы еще не раз услышим фамилию Пшеничный. Да и другие, более публичные фамилии.

Тимур Новиков

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник: rosbalt.ru

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий